SMITHY
Сделано с уральской душой

Мы встречаем людей, которые занимаются любимым делом и делают это хорошо. Своими руками они создают продукты, которые не найти в масс-маркете. Они ставят в приоритет не финансовую выгоду, а качество и душу, вложенную в свои труды. Они живут на Урале и живут своим делом. Их истории трогают, и о таких людях и их делах мы хотим рассказывать.

В рамках Формы 42 мы запускаем небольшой проект об уральских мастерах, которые нас вдохновляют. Мы хотим делать это регулярно, но загадывать не будем. Героями первой серии этого проекта стали кузнецы с интересной историей.
Made with the Ural soul

We meet people who do what they love and do it well. Items created with their hands can't be found in the mass market. They prioritize not financial gain, but quality and soul invested in their work. They live in the Urals and give their heart to business. Their stories are heartwarming and we want to tell about such people.

Within the collaboration «Form 42», we are launching a small project about the Ural masters who inspire us. We would like to do it regularly, but we don't want to presume. The heroes of the first series of this project are the blacksmiths with an interesting story.
«Уральский мастеровой»: огонь, молоток, наковальня

В сорока минутах езды от центра Екатеринбурга, в Верхней Пышме, находится «Уральский мастеровой» – небольшая мануфактура, где создаются кованые топоры и ножи, кожевенные изделия и изделия художественной ковки.

В помещении, которое выполняет функцию пункта управления мануфактурой, на большом столе, аккуратно выложены созданные здесь изделия. В ряд лежат топоры самых разных форм и размеров, с травлением металла и сложными деревянными рукоятями в кожаной оплетке. Здесь же – острейшие стальные ножи в чехлах из натуральной кожи, выделанных и сшитых вручную. А если приглядеться и рассматривать комнату внимательнее – видны букеты стальных роз, кованые птицы, ящерицы и мифические существа. В соседних помещениях шумят мастерские, в которых дерево и кожа обретают форму и новые смыслы.

​​​​​​​
«Ural artisan»: fire, hammer and anvil

Forty minutes away from the center of Yekaterinburg, in Verkhnyaya Pyshma, there is a small craft production called «Ural artisan» where forged axes and knives, leather goods and artistic forging are made.

In the room, which is a control point of craft production, there is a large table with neatly laid out items crafted here. Axes of various shapes and sizes, with metal etching and complex wooden handles in leather sheath lie in a row. Nearby are the sharpest steel knives in cases made of genuine leather, dressed and sewn by hand. If you take a closer look and examine the room more attentively, you can see bouquets of steel roses, forged birds, lizards and mythical creatures. It is noisy in the neighboring workshops where wood and leather take shape and new meanings.
Каждое изделие производится по традиционным технологиям. Но небольшое влияние современности же есть: молотобойцев с кувалдами заменил пневматический молот, а на смену горну, который раньше считался сердцем кузни, пришли газовые горелки. Такие изменения помогают сократить время производства: на создание одного топора, например, вместо одного рабочего дня уходит всего пара часов. Тем не менее, каждое изделие здесь создается вручную от начала до конца.

Экологии в «Уральском мастеровом» тоже уделяется внимание. Желая уйти от стереотипа о том, что кузнечное дело «грязное», болгарки и горн, которые дают большинство копоти и грязи, из кузницы перенесли в другие цеха, чтобы сохранять чистоту рабочего помещения. По этой же причине классический горн, работающий на угле или коксе, в кузнице заменили газовым оборудованием. С большим вниманием здесь относятся и к безотходному производству, и к бытовому мусору, который негативно влияет на общую экологическую обстановку в мире.
Each item is made by traditional technologies. But there is a bit of modern influence: a blacksmith's striker with a sledgehammer was replaced by a pneumatic hammer and traditional forge, which used to be the heart of smithy, was replaced by gas forge. Such changes help to reduce production time. For example, now it takes only a couple of hours to make one axe instead of whole working day. However, each item here is handmade from beginning to end.

«Ural artisan» also pays attention to ecology. Wishing to get away from the stereotype that blacksmithing is «dirty», angle grinder and forge, which make most of soot and dirt, were moved from the smithy to other workshops to keep the workspace clean. For the same reason, the traditional coal or coke burning forge in the smithy was replaced with gas equipment. People here pay great attention to waste-free production and household waste to minimize negative impact on the overall environmental situation in the world.
Горн вместо сердца

Сегодня здесь работает 15 человек: кузнецы, столяры, слесари, мастера по работе с деревом и кожей. В своей повседневной работе все они выглядят как каноническая хард-рок-группа. Именно так, как можно представить современных кузнецов: кожаные фартуки, густые бороды, большие руки и чуть черное от копоти лицо, контрастирующее с голубыми глазами. Но стоит отдать должное: наравне с суровым мужским коллективом над созданием топоров и ножей работает девушка. Она – мастер кожевенного дела.
Forge instead of heart

15 artisans are currently working here: blacksmiths, carpenters, metalworkers, wood and leather craftsmen. In their daily work, they all look like a canonical hard rock band. You can imagine modern blacksmiths just like this: leather aprons, thick beards, big hands and a face slightly black of soot contrasting with blue eyes. But it is worth paying tribute: a girl works on a par with the severe male team making axes and knives. She is an artisan leatherworker.

Команда «Уральского мастерового» по-настоящему колоритна. И самое ценное в ней то, что каждый участник этой команды занимается тем, что ему действительно нравится, поэтому выполняет свои задачи на совесть, с душой.

По словам ребят, о душе им говорят именно покупатели: «Вот берешь топор в руки и чувствуешь, что это не бездушные железки – он сделан с душой, все его изгибы и линии об этом говорят». И покупатели здесь, конечно, играют особую роль.
Team of «Ural artisan» is truly colorful. And the most valuable thing about it is that each member of this team does what he or she really likes, and therefore performs tasks conscientiously, with a soul.

They say, it is the customers who tell them about the soul: «When you take the axe in your hands, you feel that this is not just soulless piece of iron - it is made with a soul, all its curves and lines show it». Of course, customers play here a special role.
Чаще всего топоры покупают, чтобы положить в машину или берут для себя туристы – любители выбраться на природу на выходных. Но среди покупателей есть и опытные охотники, а их выбор – это своеобразный знак качества. Они уходят в лес на недели или даже месяцы, поэтому практичность, универсальность и вес топора для них очень важны. Если топор сломается в лесной глуши – у охотника просто не будет возможности его заменить. Поэтому если топор нравится охотникам, то он понравится всем остальным.

Но кованые изделия мануфактуры признали не только уральские ценители. Сегодня заказы на топоры и ножи «Уральский мастеровой» получает из разных регионов России, а еще из Норвегии, Индии, Австралии, Канады, Америки, Швеции, Англии и Саудовской Аравии.
Many people buy axes. Some put them in the car trunk in case of necessity, others are tourists who like to spend the weekend in nature. But among customers there are also experienced hunters and their choice is a kind of quality mark. They go into the woods for weeks or even months, so qualities like convenience, versatility and weight of the axe are very important to them. If the axe breaks in the wilderness, the hunter simply will be unable to replace it. That's why if hunters like these axes, then everyone else will like them.

But forged items of craft production were recognized not only by the Ural connoisseurs. Nowadays, «Ural artisan» receives orders for axes and knives from different regions of Russia, and also from Norway, India, Australia, Canada, United States, Sweden, England and Saudi Arabia.
Просто детская мечта сбылась

Всей этой историей управляет Вадим Соковнин. Кузнец с десятилетним опытом, он шесть лет отучился в художественной школе и сам придумывает дизайн изделий и рисует для них эскизы. Периодически надевает фартук и выходит в кузню, чтобы заменить своих сотрудников или выковать что-то нестандартное, новое. Сегодня ему на проверку приносят каждый клинок и топор – без его внимательного осмотра заготовки не идут в дальнейшую работу. Прямо во время интервью к нему приходят мастера с еще теплыми заготовками. Он проверяет каждую линию, ровность лезвия и дает наставления по доработке.
And a childhood dream come true

The chief of the craft production is Vadim Sokovnin. A blacksmith with a decade of experience, he studied six years in an art school and he comes up with the design of products and sketches for them. Sometimes he puts on an apron and goes to the smithy to replace his employees or forge something new and non-standard. Currently, every blade and an axe are brought to his check.Without his careful examination, the billets do not go into further work. Right during the interview, artisans are coming to him with still hot billets. He checks every line, the evenness of the blade and gives instructions for improvement.
В 2010 году Вадим приехал на Урал из небольшого белорусского города Поставы. Но история «Уральского мастерового» началась гораздо раньше:

– У меня дед был кузнецом, как и у многих. В послевоенное время не быть кузнецом, столяром или плотником, как и не идти в армию, было стрёмно. Люди старались уметь что-то делать сами: строить дома, обустраивать быт – потому что денег не было. И я, маленький, рядом с ним жил и видел, как он все это делает. Но не это повлияло на то, что я стал кузнецом.

В детстве у меня было увлечение – я играл в игры. Мне нравились рыцари, доспехи и вот это все. Есть компьютерная игра «Готика». Мне нравилось, что там нужно было ковать мечи и продавать их. Я ходил, собирал руду, комплектующие, ковал доспехи и мечи. Проходил эту игру год, наверное, все уголки там облазил. И у меня появилась мечта: сделать себе доспехи. Настоящие. И когда я на Дне города увидел нашего местного кузнеца, который там выступал, я подошел к нему и попросился в кузницу, чтобы научиться. Он не отказал. И просто детская мечта сбылась
Vadim moved to the Urals from the small Belarusian town called Pastavy in 2010. But the story of the «Ural artisan» began much earlier:

My grandfather was a blacksmith, like many others. In the post-war period, not to be a blacksmith, a joiner or a carpenter, just like not to join the army, was shameful. People tried to do something by themselves like building houses or developing their well-being, because there was no money. I lived next to grandfather and saw how he does everything. But not only this fact influenced me to become a blacksmith.

As a child I had a passion - I played games. I liked everything related to knights and armor. There is a computer game called «Gothic». I find enjoyment innecessity to forge swords and sell them. I collected ore, components, forged armor and swords. I spent on that game a year maybe, explored every location. And I had a dream of making myself armor. A real armor. And when I saw our local blacksmith, who was performing on the City Day, I went up to him and asked to attend smithy to learn blacksmithing. He did not refuse. And a childhood dream come true.
Так и начался путь в кузнечное дело: работа подмастерьем в кузне, обучение и, с перерывом на армию, освоение художественной ковки. Затем – переезд на Урал по зову сердца, подработки у местных мастеров, проведение мастер-классов по ковке и, наконец, открытие собственной кузницы в 2013 году. Вместе с уже своим учеником Алексеем, Вадим начал работать на себя. Начинали вдвоем на голом энтузиазме. Искали заказы и занимались художественной ковкой. Команда выросла до 10 человек, но спрос на стальное искусство становился все меньше. Вадим, пока в одиночку, начал производство более утилитарных изделий – топоров.

В декабре 2017 года пришлось расформировать штат, оставив только топоры, и начинать заново. Дело начало приносить прибыль, команда росла, и уже в 2018 году «Мастеровой» стал расширяться, захватив несколько помещений рядом с основным – кузницей.
So, the journey to blacksmithing has begun. Vadim worked as a journeyman in the smithy, trained and developed artistic forging with an intermission for the military service. Then he moved to the Urals following his heart, had a part-time job at local craftsmen, held master classes in forging and finally opened his own forge in 2013. Together with his journeyman Alexei, Vadim decided to start own business. Everything was held on a pure enthusiasm. They were looking for orders and engaged in artistic forging. The team grew up to 10 people, but the demand was decreasing more and more. At that time, Vadim by oneself decided to switch to craft axes, which were a more versatile product.

In December 2017 the staff had to be disbanded, leaving only axe crafting. It was time to start all over again. The business began to make a profit, the team grew, and as early as 2018, «Ural artisan» began to expand taking several rooms next to the smithy.
По словам Вадима Соковнина, особого подхода требует и ситуация на рынке:

– С декабря 2017 года мы продали где-то 1 000 топоров. Никогда не думал, что топоры могут пользоваться таким спросом. И сейчас мы хотим сделать это направление более стабильным и мощным. С художественной ковкой все гораздо сложнее: сейчас в Екатеринбурге и окрестностях официально зарегистрировано около 300 кузниц. А если судить по поисковым запросам, то художественной ковкой интересуются приблизительно 100 раз в месяц. То есть получить такой заказ не так просто.

Вообще, по художественной ковке очень хорошо видно общую ситуацию. Если назревает кризис – заказов на ковку нет. У людей в приоритете быстрее дом достроить, себя обеспечить, важнее другие вещи.
According to Vadim Sokovnin, the situation on the market also requires a special approach:

We have sold around 1000 axes since December 2017. I never thought that axes could be in such demand. And now we want to make this direction more stable and stronger. Artistic forging is way more complicated business. Now there are about 300 officially registered smithies in Yekaterinburg and its neighborhood. People search on the Internet for artistic forging about 100 times a month, according to search statistics. That means, it is not so easy to get such order.

In general, the situation is very clear in artistic forging. If a crisis is coming, there are no orders for forging. People put priority on building a house and securing their own well-being. Other things become more important to them.
По этой причине, что здесь много денег не заработать, многие уходят из профессии. Сварщики, например, уходят в корпорации или уезжают работать на север. Такие навыки можно просто продать. А вот художественную кованую скульптуру продать практически невозможно. В Белоруссии сейчас такая же ситуация – нет денег на такие вещи. Да и вообще мода меняется. Сейчас все эти вензеля уходят, наелись люди. Сейчас нужно преподносить ковку по-новому. Придумывать что-то, что будет людям интересно и нам остаться на плаву.

Сегодня в планах создание сразу нескольких новых продуктов: кожаные куртки-косухи, резьба по дереву, увеличение объемов производства ножей и топоров. А главное – неиссякаемое желание развиваться и преподносить ковку по-новому.
Many leave this business because you can't make much money here. Welders, for example, get a job in large companies or move to the north. Their skills are always in great demand. But the artistic forged sculpture is almost impossible to sell. The same situation is In Belarus now - there is no money for such things. And in fact, trends are changing. All these curly decorative elements are things of the past now, people get sick of it. Now we need to present forging differently, to come up with something that will be interesting to people and we will stay afloat.

Today there are plans to create several new products: leather jackets, wood carving, increase the production of knives and axes. But most importantly, these people have an inexhaustible desire to develop and present forging in a new way.

Translated by Andrey Melnikov
Backstage
Smithy
573
3,497
25
Published:

Smithy

Forty minutes away from the center of Yekaterinburg, in Verkhnyaya Pyshma, there is a small craft production called «Ural artisan» where forged a Read More
573
3,497
25
Published:

Tools

Creative Fields