• Add to Collection
  • About

    About

    About contemporary dance in St.Petersburg. Interviews
    Published:
Интервью со Львом Шульманом.
Эти встанут на крыло. Современный танец как инструмент социализации
 
Театральный сезон закончен, но на ступенях перед Театром сказки многолюдно. Премьера, причем довольно необычная. Танцевальный спектакль «КРЫЛО», созданный хореографом из Голландии Мелиссой Эллбергер и воспитанниками детского дома №9 Санкт-Петербурга.
 
Девочка и шарик…
Спектакль «КРЫЛО» — о детстве. «О нас, когда мы были маленькими», — говорит аннотация почти словами Сент-Экзюпери. Воздушные шарики, перья (из подушек или из крыльев?), ветер. История о желании летать и о границах между мечтой и реальностью. Об агрессии, о желании счастья и препятствиях на пути к нему. В общем, о самих детях, которые танцуют в спектакле, и о каждом из нас.
Одна из первых сцен похожа на детские фантазии. В странных движениях юных танцовщиков оживают загадочные существа, которые населяют мир ребенка: они передвигаются кто ползком, кто задом наперед, кто как медуза, а кто как лягушка. Как будто ребенок пытается понять возможности своего тела и пробует различные варианты движения в пространстве. В следующей сцене — угловатость и резкость вместо наивности, дребезжащий свет и рок-музыка вместо спокойной классической мелодии. Видимо, подросли. Это современный танец. Здесь нет «девочки на шаре», но есть девочка, которая танцует с привязанным к ноге воздушным шариком. Пытаясь понять себя, найти баланс между полетом и ощущением земли под ногами.
 
«Все фигня, кроме пчел»
На следующий день после спектакля встречаюсь с организаторами. Как оказалось, «КРЫЛО» — часть проекта «Зеленый Дом», рассчитанного на пять лет. В рамках проекта с детьми от 8 до 12 лет регулярно занимаются питерские хореографы, а хореографы международного уровня проводят мастер-классы (ворк-шопы).
Сидим в кафе. Руководитель и главный идеолог «Зеленого Дома» Лев Шульман говорит медленно и даже немного лениво. Недели подготовки к премьере дались нелегко, а сейчас выдалась, наконец, возможность никуда не торопиться. Лев Шульман — известный продюсер современного танца, основатель нескольких российских профессиональных компаний современного танца (в том числе одной из самых именитых – «Провинциальные танцы»), лауреат премии им. Дягилева и приза «Душа танца». Именно он летом 2008-го предложил такую форму работы с детьми директору детского дома №9 г. Санкт-Петербурга Светлане Соколовой. Детский дом взял на себя каждодневные расходы проекта. Сейчас здесь учатся танцу около двадцати ребят. Для постановки спектаклей и приглашения преподавателей из-за рубежа Шульман ищет (и находит) спонсоров. Например, «КРЫЛО» состоялось при поддержке Посольства королевства Нидерланды в РФ и Van den Ende Foundation. Кстати, в Европе такие формы работы хореографов (например, с заключенными во Франции) входят в государственные программы социальной реабилитации. У нас же финансируются зарубежными фондами, что само по себе нелогично и дико.
Профессиональное сообщество к затее Шульмана отнеслось скептически и даже было слегка шокировано. Сам же Шульман вместо ответа на вопрос «а зачем оно Вам надо?» рассказывает философский анекдот про умирающего пасечника, который говорит сыновьям «все фигня, кроме пчел». Впрочем, «пчелы тоже фигня». Если вспомнить, что Лев Шульман уже много лет занимается выращиванием новых поколений профессиональных танцовщиков и хореографов, становится немного понятнее.
 
Откуда взяться энтузиазму
Физическое развитие, развитие речевого самовыражения и эмоциональной сферы, ответственности и самостоятельности в детях — все это в задачах проекта «Зеленый Дом». Дети не просто учатся танцевать, а постоянно общаются с людьми творческих профессий и принимают максимум участия в создании спектаклей: декорации, костюмы, обращение с профессиональной техникой...
За время существования проекта уже было поставлено несколько спектаклей, с ребятами занимались высокопрофессиональные хореографы: Габриэлла Гутарра (фламенко), Наталья Иванова (индийский танец), совсем недавно — Барбара Хейли (преподаватель танца модерн, профессор университета Tulane из Нового Орлеана). Осенью этого года планируется приезд хореографа из Германии Уллы Гайгес, известной в мире своими методиками работы с современным танцем как инструментом социальной адаптации…
Все это – для них. Впрочем, ожидать невероятного восторга и энтузиазма не приходится. «У этих ребят, оказавшихся в таких жизненных обстоятельствах, в принципе мало энтузиазма по жизни. Думаю, понятно, почему, — поясняет руководитель проекта, — Хотя сейчас они стали заниматься с большим желанием, чем раньше».
 
Танец — это спасение
Хореограф Мелисса Эллбергер, чтобы поставить спектакль «КРЫЛО», провела с ребятами три недели. Работали по 6-7 часов в день. Вообще-то Мелисса – бывшая актриса цирка, воздушная акробатка. «Та техника, в которой она работает, очень подходит для этой ребятни: микс из хип-хопа, брэйка, контемпорери дэнс, акробатики, — говорит Лев Шульман. — Например, младшим еще сложно танцевать, а вот акробатические приемы они выполняют с удовольствием».
Сама же Мелисса, как она выражается, еще не до конца поняла, что именно с ней произошло. Одно она знает точно – работать было нелегко: «Работать с ними – это постоянная адаптация под них: быть хореографом, быть учителем, быть символом матери, отца, отдавать теплоту и привносить порядок. Требовать, говорить им, как вести себя, как общаться друг с другом, какие границы существуют, как создавать дух команды. Но самым сложным было их мотивировать: приходилось постоянно будить в детях желание что-то делать».
Юные танцовщики из детдома не задают вопросов и не обсуждают подолгу суть той или иной сцены. Им просто не хватает для этого привычки к речевой коммуникации, возможностей выражения своих мыслей и эмоций через слова.
«В вербальном развитии они от домашних детей, конечно, катастрофически отстают. Им есть что сказать, гораздо больше, чем нам с вами. Но они не могут это вербализовать! И в этом плане танец для них — спасение. Это для них отработка своих собственных сценариев. Здесь бесполезно навязывать им что-то – они все равно привнесут в танец свое», — поясняет Лев Шульман.
Впрочем, тот результат, который мы видим на сцене, достигается не только вопреки, но и благодаря сложностям. «Это была моя первая постановка с детьми, — рассказывает Мелисса. — Но те отношения, которые удалось создать – особенные. Тот факт, что я не говорю по-русски, а они по-английски, сделал общение еще более глубоким. Когда понимаете друг друга со взгляда, со способа дыхания»…
 
Продолжить движение
Современный танец, contemporary dance, по своей природе социален. Он зарождался в середине 20 века совсем не как элитарное искусство, а как социальный протест. Люди, не имеющие никакого отношения к танцу, выходили на улицы и выражали свои эмоции через движения. Поэтому не удивительно само использование contemporary как арт-терапии и даже больше – как инструмента социализации ребят из детского дома. Удивительно то, что в России при отсутствии госфинансирования подобных проектов находятся люди готовые этим заниматься…
Какие-то положительные эффекты от проекта видны уже сегодня: больше самостоятельности, открытое проявление эмоций, понимание того, что можно не только брать, но и отдавать. Никто не вдалбливает детям «нужные истины» изо дня в день и не «ездит по ушам» — бесполезно. Все это усваивается в процессе работы и общения. Если говорить об измеримых и выдающихся результатах, один из участников проекта «Зеленый Дом» поступил в Вагановскую Академию. Учится, занят в двух спектаклях Мариинского театра…
Через пять-семь лет эти ребята «встанут на крыло» и фактически окажутся на улице. Смогут ли они продолжить движение по инерции и устроить свою жизнь — вопрос. Но, кажется, получив такой опыт, уже сложно остаться прежним.
 
Евгения Карташова,
подготовлено для camp.ru (проект на сегодня уже не существует)
фото Екатерины Шелгановой
Звук – это тоже движение. «7». Хореограф Педго Гомес и композитор Мигельанхель Клерк
 
Граница между звуком и движением, словом и действием – так же призрачна, как любая другая граница. Я люблю находить повсюду этому подтверждения. В это раз нашла его в разговоре с Педро и Мигелем. И даже больше – во всей программе Вечера голландско-российских проектов на фестивале OPEN LOOK 2012 (вечер будет 5 июля в 20.00). Все три постановки, которые заявлены в программе, не замыкаются в рамках средств танца, а используют то, что принято называть «междисциплинарный подход».
<>
Мне сказали, что Педро и Мигель проводят какие-то очень интересные эксперименты со звуком и движением, и наш разговор в итоге получился об этом: о методах работы и подходе к звуку и движению.
Тем более что на момент интервью репетиции были еще не окончены, и от вопросов про тему спектакля Педро настойчиво уходил, отговариваясь тем, что концепция постоянно меняется…
 
Марина Маскарелл. "Сегодня твои черные туфли — серые".
 
Вчера на открытии фестиваля OPEN LOOK в "Эрарте" яблоку было упасть негде. Cегодня же, 2 июля, в 20.00 советую всем по возможности оказаться на Вечере голландской хореографии в театре "Лицедеи" на Петроградке. Смотреть премьерные постановки от Марины Маскарелл и Ивана Переза (Korzo Production). Судя по видео — тот редкий случай, когда в хореографии есть еще и сильная актерская энергетика, создающая напряжение и внимание к происходящему на сцене. Там не просто танцуют, там что-то происходит.

Сама Марина — удивительная. Никакой отстраненности, "снобства" или сдержанности, свойственной зачастую "звездам" танца. Мудрая женщина и одновременно живая девчонка с теплым взглядом и задорной улыбкой. Марина родом из испанской провинции, в 18 лет переехала в Мадрид, чтобы заниматься танцами, а позже стала танцовщицей труппы Нидерландского театра танца. Сейчас она занимается своими проектами в качестве хореографа. 

Я отвлекла Марину на несколько минут от репетиции и задала вопросы по поводу постановки «Сегодня твои черные туфли – серые» (премьера как раз 2 июля). В ней Марина выступит в качестве хореографа и одного из исполнителей.